Заметки

Русь — этимология

Русь

Современная точка зрения, изложенная в монографии А. Милова «Первослово, или Третья Русь»1, относит имя «Русь» к так называемому русскому этимологическому пятистатейнику: Русь, рука, варяг, анты и рань – и соотносит с древним корнем [aƞ], который ясно прослеживается в нескольких макроязыковых семьях древности.

Буква «Ь».

Современное слово «Русь» [rus’]: односложное, слог закрытый, на мягкую согласную [s’], имя существительное, 3-е склонение, женский род – могло зазвучать на привычный для нас лад не раньше второй половины XII века, когда начала проявлять себя тенденция выпадения из речи кратких редуцированных, в результате чего «в русском языке широко распространились односложные слова»2.

До половины XII века слово «Русь» [rusi] было двухсложным, а графическое Ь означало не «мягкий знак», а краткий редуцированный слоговой передний гласный звук [i].

Буква «У».

Рубеж IX–X веков ознаменовался образованием русской буквы У, в которой слились и стали неразличимыми две фонемы: У < OUи У <Ѫ. Графическое OU из инд.-евр. дифтонгов [ŏṷ], [ōṷ] (> [аṷ]), [ěṷ], [ēṷ] (> [ӗṷ]). Кириллическое Ѫ – из общ.-слав. носовых гласных [oƞ] ([ǫ]) и [еƞ] ([ę]). «Следовательно, современное русское [у] в словах ухо, сухой и т. п. восходит к праславянскому [u], а в словах зуб, рука и т. п. – к праславянскому [ǫ]»3.

Таким образом, если бы на расчётный летописный 862 год от Рождества Христова вместе с Русью пришла бы и кириллическая письменность на землю Русскую, то, в свете нижесказанного, наше имя должно было бы лечь как графическое начертание Рѫсь: [рǫсi] – в кириллической транскрипции, а в латинской – как [roƞsi].

Буква «С».

Звук [s’] как упрощение [t’s’] образовался из звука [k] перед гласной переднего ряда [i] в результате смягчения и продвижения вперёд этого твёрдого заднеязычного согласного4. Определённость вывода подкрепляется сравнением с финским словом Ruotsi (кириллическая графика: др.-рус. роуцѣ, совр. укр. и белорус. руцi) – заимствованием из русского в финский в те времена, когда финские и восточнославянские (балто-славянские) племена выступали соучредителями Руси, а возможно, и несколько позже. [k]+[i] > [t’s’] > [s’]/[t’] – это результат палатализации, которая «составляет содержание истории праславянского языка последних веков дохристианской эры и первой половины Iтысячелетия н. э.»5 , и упрощения групп согласных.

Словообразовательная модель:

«…зълоб-азълоб-иезълоб-ь… Каждое из этих и подобных слов относилось к определённой части речи, обладало присущими ей грамматическими категориями и системой форм словоизменения, т. е. имело свою собственную морфологическую характеристику»6. «Собирательные существительные, обозначающие совокупность животных, растений, предметов, образовались с помощью суффикса -j-: листлистие, стулстулие. Собирательные существительные… могли изменяться по числам: листие “совокупность листьев одного растения”, а листия “о нескольких листах”. Таким образом, форма листия – закономерная форма собирательных существительных мн. ч. ср. рода»7.

зълоба / зълобызълобие / зълобиязълобь

листъ / листы – листие / листия – (па)листь

братъ / браты – братие / братия – брать

Аналогичный словообразовательный ряд собирательных существительных присущ и слову «рука»:

рука / рукы – рутсие / Рус(т)ия – Русь,

где слово «Русия» грамматически означает собрание разнородных составляющих, а «Русь» её краткая собирательная форма.

 Буква «Р».

Начальный звук [r] в слове «рѫка», который спустя века закрепился в слове «Русь» как буква на письме, уже звучал в первослове на рубеже IIIIIтыс. до н. э. Этот вывод очевиден при рассмотрении русско-литовских параллелей: рѫка – ranka и рань – ankstumas.

Примерно с 4 тысячи лет тому назад некий союз индоевропейских племён продвинулся на территории, лежащие к северу от среднего течения между Вислой и Днепром и до южного побережья Балтийского моря, и то этническое единство, которое образовалось в результате смешения туземцев с пришлецами, в середине XIX века было названо «балтами». Нынешнее название балтов (Balten) в качестве научного термина впервые было употреблено в 1845 году профессором Кёнигсбергского университета Георгом Генрихом Фердинандом Нессельманом (1811–1881), как и балтский язык (baltische Sprache). Балтами были условно названы древние племена, которые проживали на территории южного побережья Венедского моря, то есть Балтийского, или Варяжского, или Свебского… от Ютландии и до верховий Оки и Волги. А те союзы племён, которые остались на местах прежнего обитания после вычленения из них балтов, теперь в научной литературе называют «славянами». В результате кровосмесительного этногенеза V–XI веков между так называемыми балтами и славянами, которые след-в-след продвигались за своими ближайшими родичами к северу, образовались так называемые племена восточных славян.

По результатам балто-славянского – общегерманского – романского сравнения: рус. рука (общ.-слав. рѫка, пол. ręka, лит.ranka) – англ.hand – исп. mano, а также рус. рань (лит. ankstumas) – англ. ancient, – мы опускаемся к истокам романо-германо-балто-славянской этно-языковой дифференциации во временные пласты  до III тыс. до н. э. Обращаемся к санскриту: अन्त [anta] – अन्तः[antah], что значит «в», «внутри»;पाण [pANa] – «рука», «ставка в игре», «торговля»; पाणि [pANi] – «рука», «место продаж», «базар», «зазывала», «спорщик»; ну и, подчеркнём, собственно в анатомическом смысле: «рука», а также «держащий», «берущий», «несущий», «получатель» и т. д. и т. п. – हरण [haraNa]. Сравнение с санскритом обращает наш взгляд к индо-персо-европейскому языковому единству более чем 6-ти тысячелетней давности (некоторые исследователи, впрочем, относят индоевропейское единство примерно к  IX–VI тыс. до н. э.).

Задолго до Всемирного потопа, или 25–30 тысяч лет тому назад.

Слово «рука» как mano и hand, согласно Глобальной этимологии Сергея Старостина, мы обнаруживаем ещё на уровне развития гипотетической Борейской макросемьи языков.

Для примера – именные значения «руки» в различных языках этой макросемьи. Евразийская макросемья: Алтайская группа – Тунгусо-маньчжурский – Эвенкийский язык: mana, mańa, что значит «лапа (животного)»; Алтайская группа – Дравидийский – Тамильский язык: manikkattu, что значит «запястье». Или Афразийская макросемья: Западночадская группа – Геджи язык: ā́m, что значит «рука»; Семитская группа – Аккадский язык: ammatu, что значит «локоть», «предплечье». Или Австрическая макросемья: Кхмерский язык: pram, что значит «пять». Стоит обратиться к глагольному значению «брать», «хватать» в слове «рука» – и уже в Алтайской семье языков обнаруживаем корень  *ā́ni с основными значениями «владение, пожалованные земля и челядь», «подарок», «приданое», а в монгольском языке, соответственно, со значением «штраф» мы находим anǯ, у авенкийцев – корень anī со значением «вручать подарок, дарить», у эвенков с тем же значением – ani¯, в корейском языке – значение «держать в руках» выражено корнем ān. Ну и так далее.

Если копать глубоко – на десятки тысяч лет в прошлое, то, казалось бы, там нет и быть не может намёков на следы письменных слов, ибо нет текстов, чтобы проверить первослово на степень его древности. В те дремучие времена люди ещё не умели писать…

А может быть, мы разучились читать?! Или просто не замечаем очевидного?

Мы признаём словесно-слоговые и алфавитные системы написания, то есть то, что подлежит фонетической расшифровке и соответствует современным представлениям. А вот образные тексты… Однако ж! Уровень развитая системы египетских и китайских иероглифов предполагает долгую предысторию развития письменных систем, так что в древности для передачи информации люди также пользовались письменными знаками. Но где материальные следы?!

Если мы обратимся к допотопным временам и пристально всмотримся в скалы, которые скрывают, например, 37-ми метровые глубины Средиземного моря вблизи Марселя, на Лазурном берегу, средь скалистых бухт, то на стенах той пещеры мы прочитаем наше первослово – и по наитию, наверное, поймём-таки скрытый смысл, который пращур доносит до нас через 28–29 тысяч лет.

Руки, руки, руки… «Пятьдесят пять отпечатков рук было найдено в пещере – наглядное свидетельство человеческой жизни в эпоху палеолита…»9.

Пещера Коске, Пещера Гаргас, Пещера Пеш-Мерль, Пещера Куэва-де-лас-Манос (в переводе с испанского – «Пещера рук»),  Священная пещера Копао… Трудно найти место на земле, где бы пращур не написал на стене слово «рука». Эта палеолитическая наскальная живопись, по сути, и есть письменный текст – образный, наглядный, не требующий фонетического переложения с одного наречия на другое. И руки – тысячи рук.

И от той «руки», которая резонировала в сводах пещер глубоким носовым звуком [аƞ/oƞ/еƞ/iƞ] и [аƞm/oƞm/еƞm/iƞm], и берёт начало наше малое мироздание… Русь – равновеликая и равнодревняя другим цивилизациям из тех, что дожили до наших дней.

Летописи.

Открываем «Повесть временных лет»10 и читаем так, как записал летописец. Под 912 годом послы заявляют царю греческому – «Мы от рода Рука». Всякого родаРадзивиловская л 16 об толмачи и издатели набело переписывают: «мы от рода русского». Под 907 годом – «Посланы от Олега великого князя Рука», что переводят как «великого князя Русского», а «князей… Рукы» – тоже правят: «князей русских». Да и вообще, когда заходит речь о договорах 907–912 годов – самых ранних международных актах, писанных на двух хартиях (в переложении на современный деловой язык означает: в двух экземплярах) Ивановым написанием и подписанных собственной рукой, то на месте привычных нам по переводным текстам «Русь» или «русский» – в оригинальных текстах мы находим слова «Рука», «Рукый», «под рукой», а чаще просто «Ру».

Да, разумеется, над строчками Радзивиловской летописи11, которая волей толкователей перекочевала в академические издания Лаврентьевского списка, мы видим титла буквенные, которые вроде бы как указывают на пропущенные буквы в словах, но, во-первых, многие титла стоят не на своих местах, до или после предполагаемого пропуска, ибо места на месте для них не было предусмотрено, а во-вторых, вот ведь каверзный вопрос: кто правил, когда правил, какой текст правил – протограф или список?

Между тем в тексте недвусмысленно, даже навязчиво предлагается расшифровка понятия «князя Рука» – все те, мол, кто под рукою князя, то есть русские, князю подданные. Это и есть первоначальное значения слова «русский» – кто под рукой, как и значение слова «Русь» – «рука (собирающая)».

Другие тексты также предлагают толкование понятий «Русь» и «русский» посредством слова «рука»:

«Приде из Киева въ Володимерь сынъ Мономашь Юрьи Долгая Рука»12.

Эта фраза свидетельствует о том, что во времена летописцев значение «рука» и «под рукой» в слове «Русь» всё ещё сохранялось, и летописец перечисляет сначала: «Сынове Юрьевы Долгые Рукы», – а затем даёт своё толкование – княжил-де: «Сын Мономашь Юрьи Долгоругыи 3 лѣта»13.

Читаем оригинальный текст по-русски.

 Открываем оригинальный (обратим внимание: титла практически отсутствуют) текст Лаврентьевской летописи (л.7)14Лаврентьевская л 7 и читаем по-русски, как свидетельствовал летописец, откуда есть пошла земля Русская:

 

Текст летописи

(послоговый текст  делим пословно)

Перевод

Грамматические пояснения

(к смысловым толкованиям)

идаша за море къ варѧгомъ к русı сице бо сѧ звахуть и варѧзи суть Пошли (сер. IX в.)за море к варягам, к руси, так ибо себя называли они (иногда или некогда некоторые из них)  – они суть варяги (до сего дня). И = он, они м.р., обе (в древнюю эпоху не было личн. местоим. 3-го лица, его роль выполняли указательные местоим.)15.

Контекстуально «они» – варяги.

ЗВАХУТЬ = называли некогда, иногда, некоторые (это имперфект, кратный глагол, в сочетании с аористом означает неопределённое прошлое и растянутость в предшествующем времени).

яко се друзии зъвутсѧ свое друзии же оурмане анъглѧне  друзıи гъте тако и си Как другие (в XI–XII вв. и к концу XIV в.) зовутся шведами, другие норманны, англы, готы, так и эта (Русь называет себя). СИ = эта (указательное мест. ж.р. ед. ч.),16 контекстуально в ед. ч. ж.р. выступает исключительно Русь.
рѣша русь чюдь словѣни и кривичи всѧ землѧ наша велика и ѡбилна а нарѧда в неи нѣтъ да поидѣте кнѧжитъ и володѣти нами… Сказали Русь, чудь, словени и кривичи, весь: «Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Да придите княжить и владеть нами»…  
ѿ тѣхъ прозвасѧ рускаӕ землѧ От тех (варягов, которые некогда Русью звались) прозвалась Русская земля. «Варяг» и «Русь» – слова, восходящие к общему инд.-евр. корню [aƞ].

«Прежде нерѣдко удивлялись, что въ византійскихъ лѣтописяхъ и сборникахъ, дошедшихъ до насъ, …названіе Варангъ въ первый разъ упоминается не ранѣе 1034 года… Эту причину намъ сообщаетъ Іоаннъ Скилицій. Въ продолженіи своего Синопсиса (напіс. подъ конецъ 12-го вѣка), въ которомъ три раза упоминается о Варангахъ, онъ находить нужнымъ… въ первый же разъ сообщить въ скобкахъ своимъ читателямъ, получившимъ эллинское образованіе, что отрядъ, о которомъ онъ говоритъ, на простонародномъ нарѣчіи… называется Варангами. Это признаніе служитъ для насъ вѣрною исходною точкою и дѣлаетъ намъ понятнымъ, почему другіе Византійцы… не употребляютъ имени “Варанговъ”, а замѣняютъ его другими…»17.

Иными словами, выражение «варяг» воспринималось в эллинской среде как жаргонизм – как разговорная форма слова «Русь». Как такое может быть?!

Вопросы исчезают сами по себе, как только мы транскрибируем современное слово «варяг» с поправкой на время – рубеж X–XI вв. [varaƞkъ] и сравниваем с первословом:

Схема РукаРусьВарягПорука

«Ср.-греч. βάραγγος, ср.-лат. varangus «телохранитель, воин из наемной стражи визант. императоров» (впервые в 1034 г. …), араб. varank (X–XI вв.)»18.

«Первый Магометанский писатель, который упомянул Varank, был Аль-Бируни»19.

Младший современник Владимира Крестителя, Аль-Бируни (Хорезм, 973 – после 1048) был одним из величайших учёных своего времени. Блестящий фонетист, полиглот, он и отразил, как звучало выражение «варяг» в X веке – из русских уст послогово как [va-raƞ-kъ]. Носовой гласный «юс» восстанавливается посредством греческого написания Βάραγγα или βάραγγος – задвоенная гамма γγ отражает в греческом так называемый носовой суррогат [ng] в заимствованных словах, что и находит отражение в латыни как varangus. В русском летописании омертвевшая ко времени распространения кириллицы носовая гласная также регулярно встречается в текстах: варѧгъ.

Выражение «варѧгъ» [va+raƞ-kъ] является сложенным словом, то есть словосочетанием: va+rank, где VA означает «двое» или «обое», причём местоимение «Ва – «вы (двое)», только древнерусский…»,20 а RANKА – «рука» (ср. общ.-слав. рѫка, пол. ręka, лит.ranka). Грамматически [va+raƞ-kъ] является кратким прилагательным: «двоерук» или «обоерук». Имя «варяг» грамматически образовано подобно тому, как образовывались многие русские имена – монах по имени Храбръ, князь Малъ, воевода Коловратъ и так далее.

По-русски в наши дни привычнее было бы выразиться: «двоерукий» или «обоерукий».

«Полные прилагательные образовывались ещё в праславянскую эпоху от кратких путём присоединения… указательного местоимения и, я, е… Местоимение ставилось при прилагательном, но относилось к существительному как определённый член при нём…»21.

Краткие прилагательные склонялись по падежам и числам, а также изменялись по родам.  «В древнерусском языке при числительном два существительное ставилось в и. п. дв. ч., а при три, четыре – в и. п. мн. ч.» 22. То есть два или оба варяга, но три варязи. Ну а один, естественно, варяг.

Вот именно от тех варягов, которые некогда Русью звались, земля и прозвалась Русской, ибо слова «Русь» и «варяг» от того же корня, что и материнское слово «рука». Это согласно Лаврентьевской летописи. А вот Радзивиловская летопись толкует события несколько иначе: от тех варягов, мол, Русская земля прозвалась Новгород, ибо те новгородцы прежде были от рода варяжского (И о тѣх вярягъ прозвася Рускаа земля Новгород тии сут люде новгородци от рода варежска преж бо бѣ23). Не земля прозвалась Русской, а Русская земля прозвалась Новгород, а стало быть, до призвания варягов она была…. В Воронцовском списке Новгородской летописи учредители будущей Руси признают исконную варяжью собственность на землю, они говорят, обращаясь к варягам, которые прежде Русью звались: «Земля ваша велика и обильна, а наряда у насъ нѣсть, да поидите къ намъ княжити и владѣти нами»24. Для своих непонятливых и малосведущих читателей автор Ипатьевской летописи разъяснял: «Словѣнескъ Языкъ и Рускыи ωдинъ. ѿ Варѧг бо прозвашасѧ Русью. а пѣрвѣє бѣша Словѣне… ӕзык Словѣньскыи бѣ имъ єдинъ»25.

Вся эта летописная разноголосица, все эти  большие и малые противоречия, всё, что, на первый взгляд, не стыкуется, на самом деле с лёгкостью разрешается в одном единственном случае – когда мы признаём этимологическое родство слов «Русь» и «варяг» по основанию материнского слова «рука»:

                рѫка > рѫcь > Русь

ranká <

               varank > Βάραγγα > варѧгъ > варяг/варяга

Иные точки зрения на происхождение имени Русь, если не опираются на законы исторического развития языка, обычно спровоцированы идеологическими и этническими предпочтениями исследователей вопроса и к истории как науке имеют малое отношение: в любом языке можно найти едва ли не любое сочетание букв, ибо букв в алфавите несколько десятков, а слов в языке сотни тысяч.

 Ссылки:

1 Андрей Милов. Первослово, или третья Русь. С-Пб.: Дмитрий Буланин, 2014. 504 с.

2 Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. М.: Просвещение, 1990. С. 169.

3 Там же. С. 108–109.

4 Андрей Милов. Там же. С. 139–140.

5 Бернштейн С. Б. Очерк сравнительной грамматики славянских языков. М., 1961. С. 183.

6 Иванов В. В. Там же. С. 234.

7 Министерство образования Российской Федерации. Псковский государственный педагогический институт им. С. М. Кирова. Псков, 2003. С. 48.

8 PNAS // Ultraconserved words point to deep language ancestry across Eurasia. Published online before print May 6, 2013 , doi: 10.1073/pnas.1218726110 PNAS May 21, 2013 vol. www.pnas.org/cgi/doi/10.1073/pnas.1218726110/  Ссылка: 18. Starostin SA, Bronnikov Y (1998–2009) Languages of the World Etymological Database. Available at http://starling.rinet.ru/cgi-bin/main.cgi?flags=eygtnnl. Part of the Tower of Babel – Evolution of Human Language Project. Also available at http://ehl.santafe.edu/main.html. Accessed March 12, 2012.

9«Fifty-five hand prints have been found in the cave, giving a moving documentation of human life in the Paleolithic era…». Изображения и текст с Официального сайта The Cosquer Cave. http://www.culture.gouv.fr/culture/archeosm/en/fr-cosqu1.htm

10 Лаврентьевская летопись // ПСРЛ. М., 1997. Т. 1. С. 31–37.

11 Копия летописной страницы: Радзивиловская летопись, электронная версия рукописной книги, сайт Святая Русь. http://svyatayarus.ru

12 СИЦЕ РОДОСЛОВЯТСЯ ВЕЛИЦѢИ КНЯЗИ РУСЬСТИИ // ПСРЛ. М., 2000. Т. 3. Прил. 2-е. С. 467.

13 РОДОСЛОВИЕ ТѢХ ЖЕ КНЯЗЕИ // Там же.  С. 465.

                     КТО КОЛИКО КНЯЖИЛЪ. Там же. С. 466.

14 Лаврентьевская летопись // ФГБУ «Президентская библиотека имени Б.Н.Ельцина», 2009-2012. Сайт библиотеки: цифровая копия:

http://www.prlib.ru/elfapps/viewer310/default.aspx?orderdate=28.06.2013&DocUNC_ID=72309&Token=U0yHZi5x9/5CARIurU/GSg==&lang=ru-RU#14

15 Иванов В. В. Там же. С. 283.

16 Там же. С. 285.

17 Дорн Б. «КАСПIЙ. О ПОХОДАХЪ ДРЕВНИХЪ РУССКИХЪ ВЪ ТАБАРИСТАНЪ…». Приложение къ XXVI тому записокъ ИМП. АКАДЕМИИ НАУКЪ. №1. СПб, 1875.  Дополненiе III. Начались ли русскiя торговыя сношенiя и походы по Черному и Каспiйскому морямъ во времена Мухаммеда или при Рурикѣ? А. Куника. С. 357–462.

18 Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. / Пер. с нем. и дополнения О. Н. Трубачёва. 2-еизд., стереотип. М.: Прогресс, 1986–87. Т. 1. С. 276.

19 Thomsen Vilhelm. The Relations Between Ancient Russia and Scandinavia and the Origin of the Russian State. Oxford and London:  James Parker, 1877. P. 113:

20 ФасмерМ. Тамже. Т. 1. С. 262.

21 Иванов В. В. Там же. С. 291.

22 Там же. С. 276.

23 Радзивиловская летопись // ПСРЛ. Л.: Наука, 1989. Т. 38. С. 16.

24 Извлечения из Воронцовского списка // ПСРЛ. М., 2000. Т. 3. Прил. 1-е. С. 434.

25 Ипатьевская летопись // ПСРЛ. М., 1998. Т. 2. С. 20.

Варяг — этимология

Варяг

Современная точка зрения, изложенная в монографии А. Милова «Первослово, или Третья Русь»1, относит имя «Варяг» к так называемому русскому этимологическому пятистатейнику: варяг, рука, Русь, анты и рань – и соотносит с древним корнем [aƞ], который ясно прослеживается в нескольких макроязыковых семьях древности.

Буква «Ъ».

Современное слово «Варяг» [vаr’ág]: двухсложное, первый безударный слог «ва» [vа] открытый, второй ударный слог «ряг» [r’ág] закрытый на твёрдую согласную [g], имя существительное, 2-е склонение, мужской род – могло зазвучать на привычный для нас лад не раньше второй половины XII века, когда начала проявлять себя тенденция выпадения из речи кратких редуцированных, в результате чего в русском языке образовались закрытые слоги2.

Кириллическое написание, согласно церковнославянской традиции, законсервировавшей историческое звучание на момент создания общеславянской азбуки (ровесницы Руси) в половине века IX, таково: ВарѧгЪ.

До половины XII века слово «Варѧгъ» [vа-r’a-gъ] было трёхсложным, и графическое Ъ третьего слога означало не «твёрдый знак», а краткий редуцированный слоговой задний гласный звук [ы̌]. Графическое Ѧ – юс малый – второго слога уже не отражал исторического носового звука, а произносился как переднее [ӓ].

Буква «Я».

Рубеж IX–X веков ознаменовался образованием русских букв Я и У. В букве Я слились и стали неразличимыми две фонемы: Я < [а]  и Я < [ę].  «Отличия между праславянским языком и языком восточных славян VI–IX вв., с одной стороны, и древнерусским языком X–XI вв. – с другой в отношении системы гласных были связаны с наличием носовых в древний период»3. «…Изменение [ǫ] в [у] и [ę] в [а] обусловило то, что в языке восточных славян развились гласные [у] и [а] уже не праславянского, а восточнославянского происхождения. Следовательно.., современное русское [а] в словах воля, вся и т. п. восходит к праславянскому [а], а в словах мять, семя и т. п. – к праславянскому [ę]»4.

Таким образом, на рубеже IX–X веков слово «Варѧгъ» должно было звучать по-русски как [vаrеƞgъ] в латинской транскрипции, а в кириллической как [варęкъ], что и подтверждают свидетельства греко-римских писателей начала XI века, зафиксировавшие носовой гласный юс второго слога: «Ср.-греч. βάραγγος, ср.-лат. varangus «телохранитель, воин из наемной стражи визант. императоров» (впервые в 1034 г. у Кедрена…)»5. Греческая задвоенная  γγ отражала в словах, заимствованных в греческий язык, которому были чужды носовые гласные, так называемый славянский суррогат – носовой [ƞg]. Из греческого языка, куда под своим именем варяги прибыли в 980 году из Киева: «И выбрал (Владимир) из них мужей добрых, смышленых и храбрых. И роздал им города. Прочие же пошли к Царьграду, в Греки»6, – слово «варяг» в форме varangus перекочевало в латынь и затем в другие языки средневековой Европы. Именно со второй трети XI века слово «варяг» закрепляется в греко-римской литературе как термин со значением «наёмный воин», и с этим же значением проникает в русскую церковнославянскую литературу вместе с верой греческой, миссионерами греческими, литературой греческой и модернизированным под славянские нужды греческим алфавитом. Другое значение – «купец» также закрепляется за словом «варяг» на Руси летописной благодаря русско-греческим связям: «В лето 6491 (983). Был варяг один, а двор  его стоял там, где сейчас церковь святой Богородицы, которую построил Владимир. Пришел тот варяг из Греческой земли и исповедовал христианскую веру…»7.

Но для языка греческого слово βάραγγος или Βάραγγα было иноязычным заимствованием, о чём свидетельствует написание с задвоенной гаммой γγ – носовой суррогат. Русские летописи в списках XIV–XV веков относят это слово-понятие ко временам образования государственных начатков Руси – к половине века IX: «Идаша за море къ варѧгомъ к русı сице бо сѧ звахуть и варѧзи суть»8, что в переводе на современный русский язык значит: пошли (сер. IX в.) за море к варягам, к Руси, так ибо себя называли они (иногда или некогда некоторые из них, в соответствии с грамматическим значением имперфекта – «звахуть»)  – они суть варяги (до сего дня – настоящее грамматическое время по отношению к автору летописных строк). Потому что варяги некогда в неопределённом прошлом звались Русью – и земля от тех варягов прозвалась Русской, согласно всё той же Лаврентьевской летописи.

Такой непосредственный переход имени с одного объекта на другой свидетельствует о прямой языковой обусловленности двух слов – «варяг» и Русь».

И действительно, свидетельство лингвистической связи двух слов мы находим всё в той же греко-римской литературе: «Прежде нерѣдко удивлялись, что въ византійскихъ лѣтописяхъ и сборникахъ, дошедшихъ до насъ, …названіе Варангъ въ первый разъ упоминается не ранѣе 1034 года… Эту причину намъ сообщаетъ Іоаннъ Скилицій. Въ продолженіи своего Синопсиса (напіс. подъ конецъ 12-го вѣка), въ которомъ три раза упоминается о Варангахъ, онъ находить нужнымъ… въ первый же разъ сообщить въ скобкахъ своимъ читателямъ, получившимъ эллинское образованіе, что отрядъ, о которомъ онъ говоритъ, на простонародномъ нарѣчіи… называется Варангами. Это признаніе служитъ для насъ вѣрною исходною точкою и дѣлаетъ намъ понятнымъ, почему другіе Византійцы… не употребляютъ имени “Варанговъ”, а замѣняютъ его другими…»9.

Иными словами, выражение «варяг» воспринималось в эллинской среде как жаргонизм – как разговорная форма слова «Русь». Как такое может быть?!

Читаем в словаре Фасмера: «араб. varank (X–XI вв.)»10.

«Первый Магометанский писатель, который упомянул Varank, был Аль-Бируни»11.

Младший современник Владимира Крестителя, Аль-Бируни (Хорезм, 973 – после 1048) был одним из величайших учёных своего времени. Блестящий фонетист, полиглот, он и отразил, как звучало просторечное выражение «варяг» в X веке – из русских уст послогово как [va-raƞ-kъ]. Носовой гласный «юс» восстанавливается посредством греческого написания Βάραγγα или βάραγγος – задвоенная гамма γγ отражает в греческом так называемый носовой суррогат [ng] в заимствованных словах, что и находит отражение в латыни как varangus. В русском летописании омертвевшая ко времени распространения кириллицы носовая гласная также регулярно встречается в текстах: «варѧгъ».

Вопросы исчезают сами по себе, как только мы проводим морфологический разбор слова [va-raƞ-kъ] и выстраиваем балто-славянскую систему, то есть проводим историко-этимологический анализ за период развития от II тыс. до н.э. по IX век:

ranká   –     рѫка –     рука

paranka   – порѫка – порука

varank    –   варѧгъ  – варяг

(лит. ranká, общ.-слав. рѫка [ƞ-kа], пол. ręka [ƞ-kа])

Таким образом, при рассмотрении пары по морфологическому составу мы вычленяем в слове «варяг» префикс «ва» и корень «ряг»:

Система ПаранкаВаранк

Корень «РЯГ».

Сопоставления в балто-славянской языковой семье проявляют древний корень rank, который был общим для всего языкового куста от II тыс. до н.э. и по рубеж IX–X веков, когда в славянских языках (за исключением польского и некоторых македонских наречий) пали носовые гласные дифтонгического характера.

До  II тыс. до н. э. мы находим родственные параллели и по германо-романской ветви: ср. hand и mano с ranka по значению «рука».

Местоимение «ВА». Фасмер: «Ва – «вы (двое)», только древнерусский…»12. Преображенский, рассматривая церковнославянский язык на русской почве, то есть привлекая двойственное значение местоимения 2-го лица, расширяет спектр значений: «Ва» – это «вы, двое, обое, ваш»13.

Морфологическая составляющая «ВАРЯГ». Таким образом, просторечное в русской языковой среде выражение «варѧгъ» [va+raƞ-kъ] по сути является сложенным словом-понятием, то есть исторически словосочетанием: va+rank, где VA означает «двое» или «обое», причём только древнерусский язык, а RANKА со значением «рука» (ср. общ.-слав. рѫка, пол. ręka, лит.ranka) представляет балто-славянский корень.

Грамматически [va+raƞ-kъ] – краткое прилагательное: «двоерук» или «обоерук». Имя «варяг» грамматически образовано подобно тому, как образовывались многие русские имена – монах по имени Храбръ, князь Малъ, воевода Коловратъ и так далее.

По-русски в наши дни привычнее было бы выразиться: «двоерукий» или «обоерукий». «Полные прилагательные образовывались ещё в праславянскую эпоху от кратких путём присоединения… указательного местоимения и, я, е… Местоимение ставилось при прилагательном, но относилось к существительному как определённый член при нём…»14.

Краткие прилагательные склонялись по падежам и числам, а также изменялись по родам.  «В древнерусском языке при числительном два существительное ставилось в и. п. дв. ч., а при три, четыре – в и. п. мн. ч.»15. То есть два или оба варяга, но три варязи. Ну а один, естественно, варяг. Помимо двойственного числа и корневого женского рода чувствуется нетленное греческое влияние: если «ехал грека (грек) через реку», то почему бы не быть и параллельным формам «варяг» и «варяга».

Вот именно от тех варягов, которые некогда Русью звались, ибо оба слова произрастают из одного корня (рука/рукы – рутсия/рустия/рутения/русия – русь да ва+ранка=двоерукий) земля и прозвалась Русской. Ну а противоречия в различных летописных списках да нестыковки в головах различных исследователей при взгляде на один и тот же список на самом деле легко разрешаются при выполнении одного-единственного условия – когда мы, следуя законам и закономерностям развития русского языка, признаём этимологическое родство слов «Русь» и «варяг» по основанию материнского слова «рука»:

                рѫка > рѫcь > Русь

ranká  >

varank > Βάραγγα > варѧгъ > варяг/варяга

Букв в алфавите обычно несколько десятков, слов в языке – сотни тысяч, так что немудрено в любом письменном языке найти едва ли не любое сочетание букв, удовлетворяющее идее, которая поселилась в голове исследователя, чьи выводы оторваны от законов и закономерностей языка того именно народа, чью историю он вознамерился познавать.

Уже сама история исследования слова-понятия «Варяг» насчитывает такое множество различных точек зрения, что на сегодня она едва ли не более занимательна, нежели сам предмет исследования.

 Ссылки:

1 Андрей Милов. Первослово, или третья Русь. С-Пб.: Дмитрий Буланин, 2014. 504 с.

2 Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. М.: Просвещение, 1990. С. 169.

3 Там же. С. 97–111.

4 Там же. С. 108–109.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. / Пер. с нем. и дополнения О. Н. Трубачёва. 2-е изд., стереотип. М.: Прогресс, 1986–87. Т. 1. С. 276.

6 Лаврентьевская летопись // ПСРЛ. М., 1997. Т. 1. С. 78–79.

7 Там же. С. 82–83.

8 Там же. С. 19–20..

9 Дорн Б. «КАСПIЙ. О ПОХОДАХЪ ДРЕВНИХЪ РУССКИХЪ ВЪ ТАБАРИСТАНЪ…». Приложение къ XXVI тому записокъ ИМП. АКАДЕМИИ НАУКЪ. №1. СПб, 1875.  Дополненiе III. Начались ли русскiя торговыя сношенiя и походы по Черному и Каспiйскому морямъ во времена Мухаммеда или при Рурикѣ? А. Куника. С. 357–462.

10 Фасмер М. Там же. С. 276.

11 Thomsen Vilhelm. The Relations Between Ancient Russia and Scandinavia and the Origin of the Russian State. Oxford and London:  James Parker, 1877. P. 113.

12 ФасмерМ. Тамже. Т. 1. С. 262.

13 Преображенский А. Этимологический словарь русского языка. В 2 т. М., 1959. Т. 1. С. 61.

14 Иванов В. В. Там же. С. 291.

15 Там же. С. 276.

Литература:

  • Андрей Милов. Первослово, или третья Русь. С-Пб.: Дмитрий Буланин, 2014.
  • Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. М.: Просвещение, 1990. С. 169.
  • Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. / Пер. с нем. и дополнения О. Н. Трубачёва. 2-е изд., стереотип. М.: Прогресс, 1986–87. Т. 1.
  • Преображенский А. Этимологический словарь русского языка. В 2 т. М., 1959. Т. 1.
  • Лаврентьевская летопись // ПСРЛ. М., 1997. Т. 1. С. 78–79.
  • Дорн Б. «КАСПIЙ. О ПОХОДАХЪ ДРЕВНИХЪ РУССКИХЪ ВЪ ТАБАРИСТАНЪ…». Приложение къ XXVI тому записокъ ИМП. АКАДЕМИИ НАУКЪ. №1. СПб, 1875.  Дополненiе III. Начались ли русскiя торговыя сношенiя и походы по Черному и Каспiйскому морямъ во времена Мухаммеда или при Рурикѣ? А. Куника. С. 357–462.
  • Thomsen Vilhelm. The Relations Between Ancient Russia and Scandinavia and the Origin of the Russian State. Oxford and London:  James Parker, 1877. P. 113.

Русский этимологический пятистатейник

Анты

Анты (др. греч. Áνται). Ср. Ἀνταίος, значение «обращённый против», – древнегреческий мифологический герой Антей. От др.-инд. antas «конец», antyas «конечный». Ср.अन्त [anta] и प्रान्त[prānta] «конец», «край», «кайма», «граница», «предел», «рубеж», «околица», «внутри», «рядом», «под рукой», «красивый», «приемлемый», «присутствие», «состояние», «природа», «смерть», «разрушение». Рус. рань, рано. Лит. ankstumas «рань», anksti «рано», ankstus, ankstesnis, ankstyvas или ankstybas «ранний», anksčiau «раньше». Исп. anta в знач. «дольмены», т. е. «древние»; совр. англ. ancient «древний», «ранний» из старофр. ancien «старый», «долго стоящий», «древний».

Возм. установл. родств. связей через посредств. корня ѫ/ѧ/ann/on с вятичи, венеты (венеды), венды и др. ; ср. фин. vene«русский», «чёлн».

Родств. см. рань, рука, русь, варяг.

Варяг

Варяг, варяга, варяжа, варяжка. В русск. летопис. как варѧгъ из греч. Βάραγγα и βάραγγος, лат. Varangus и Varank; в греч. из балт.-слав. наречий va-rank-ъ/a. Va «обое» (только древнерусск.) + ranka / рѫка «рука», что значит «обоерук» – кратк. прил. Также слав. сочетания числ.  «два» плюс рѫка «рука», местоим. дв. ч. ва «вы», «двое», «ваш» плюс рѫка «рука», предлог в плюс рѫка «рука». Ср. санскр. त्वम्[tvam] «вы», त्वद्वत् [tvadvat] «подобно вам», द्वौ [dvau] «два», द्वे[dve] «две»,अन्त [anta] «в», अन्तः[antah] «внутри», पाणि [pANi] «рука», «место продаж», «базар», «зазывала», «спорщик», हरण [haraNa] «держащий», «берущий», «несущий», «получатель», анатомич. «рука» и др.

Осн. знач.: «русский», «профессиональный воин», «наёмник», «торговец». Летопись Ипат.: «идоша за море к Варѧгом̑ к Руси сіце бо звахуть ты Варѧ̑гы Русь».

Научн. терм. bimana – отряд двурукие, то есть человек, в противополож. четвероруким – обезьяны.

Родств. см. рука, русь, рань, анты.

Рань

Рано, ранний, раньше, раньщик, раньщина. Древнерусск., ст.-слав. рано, укр. ра́но, ра́нок, вранцi, блр. ра́нкi, болг. ра́но, сербохорв. рȁно, рâнӣ, словен rа̑n м., ránа ж., чеш. ráno, raný, слвц. ráno, raný, польск., в.-луж., н.-луж. rаnо, полаб. ronü. Лит. ankstumas «рань», anksti «рано», ankstus, ankstesnis, ankstyvas или ankstybas «ранний», anksčiau «раньше». Исп. anta в знач. «дольмены», т. е. «древние»; совр. англ. ancient «древний», «ранний» из старофр. ancien «старый», «долго стоящий», «древний»; фр. antique «старый» из лат. antiquus «древний», «бывший», «из старых времён», «старинный», «пожилой», «состарившийся», «почтенный», «старомодный», образованное путём словосложения в праиндоевр. языке-основе *anti «прежде» плюс *okw «появление», «наружность», «внешний вид». Ср. совр. англ. answer«отвечать», «соответствовать», and «и», anti «анти», англо-амер. ante [ænti] «цена или стоимость чего-либо», «персональная доля в складочном капитале», «ставка в карточной игре», «вклад», «пай»; ср. заимств. в русск. анти, античный, антиквар.

Родств. см. рука, русь, варяг, анты.

Рука

Старослав. рѫка, древнерусск. роука; укр., блр. рука́, болг. ръка́, сербохорв. ру́ка, словен. róka, чеш., слвц. ruka, польск. ręka, в.-луж., н.-луж. ruka. Лит. rankà, в знач. «собирать»: renkù, rinkau‏‌‍˜, riñkti, в знач. «сбор, собирание»: parankà; лтш. rùoka, древнепрусск. rаnсkо. Англ. hand из hоnd (староангл.), исланд. hönd из hǫnd (старонорв.), handus (готский). Общ.-ром. mano из лат manus. Интерн. manual.

Санскр. अन्त [anta] – अन्तः[antah] «в», «внутри», पाण [pANa] «рука», «ставка в игре», «торговля», पाणि [pANi] «рука», «место продаж», «базар», «зазывала», «спорщик», हरण [haraNa] «держащий», «берущий», «несущий», «получатель», анатомич. «рука».

Реконстр. формы 15 тыс. лет в Proto Indo-European, Proto-Altaic, Proto Chukchi-Kamchatkan и Proto-Inuit-Yupik языковых семьях. Корень *an(s).

Возм. установление родств. в шведск. räcka из русск. рäка Х в. <  рѫка IХ < балтослав. ranka.

Родств. см. русь, варяг, рань, анты.

Русь

Из Рѫсь: первый слог ру— из рѫ-[roƞ], втор. слог —сь из —цi [tsi], ср. фин. RuotsiRankà > рѫка >  Рѫсia >  Рѫсь > Русь, как словообр. модель: злоба > злобie/злобiа > злобь. Радзивил. летопись под 912 г.:  Мы от рода Рука

Ср. летописн.: «сынъ Мономашь Юрьи Долгая Рука» и «сынове Юрьевы Долгые Рукы».

Изнач. знач.: «собрание под рукой», «сборище варягов (обоеруких воинов)», «сбор». Русский – тот, кто под рукой и кто назвался русским, то есть стал под руку.

Родств. см. рука, варяг, рань, анты.